Новости

11-10-2017
Кулинченко Вадим Тимофеевич (Москва)
Родился 23 декабря 1936 года в городе Острогожск Воронежской области. Отслужил в...
03-08-2017
Серия «История корабля»
\"Правда о броненосце «Сисой Великий» (Цусимское сражение)\" Автор: Константин Озеров, Григорий...
07-06-2017
Озеров Константин Григорьевич
Родился в г. Каунас в 1968 г. Образование получил в университете...

Лидеры продаж

11-01-2016
Платон Кочет
  Аннотация к части «Возвращение блудного сына» романа-эпопеи «Платон Кочет» Автор: Омельянюка...
Омельянюк Александр Сергеевич
Омельянюк Александр Сергеевич родился 15 января 1949 года в Москве в...
08-08-2015
Герои Черного моря
Автор: Шигин В.В. Возрастное ограничение:12+ Жанр:Биографии и Мемуары, История, Военное дело, спецслужбы Теги:биографии военных...


Потапов Игорь Викторович

SAM_3908 Родился в 1938 г. в г. Сталиногорске, МО, имеет высшее образование, (окончил дневной РИИГА и веч. отд. МЭИ — радиофак) авиационный инженер АиРЭО ВС. Являлся автором и разработчиком РО и ТУ и ведущим специалистом по вертолетам МИ. Стаж работы 53 г., пенсионер.   

Стихи для заслушивания на встрече членов ЛИТО — 10 февраля 2016 г.

АНГЕЛЫ  ХРАНИТЕЛИ

 

Два  Ангела и спросят и простят –

пред смертью мать и малое дитя…

Усопшей, не допущенной в покой,

(параличом наложенное вето),

страдание, прощенье и такой

во взгляде отблеск из иного света.

Предтечи страх, пришедший к нам из снов,

молитвы стон, благословенье высей,

в нем то, что не объемлешь смыслом слов –

исход начал, суд во спасенье высший.

И до конца я чувства сберегу –

раздвоенность, где ты и царь и нищий,

когда душа ее движеньем губ,

твоей руки, как благодати, ищет.

И у дитя, что всуе наказал –

за шалость шлепнул или сдвинул брови,

такое небо вспыхнет, вдруг, в глазах

и губы руку для защиты ловят.

Ты – блага раб и зла ты господин,

и крест свой сам определил и поднял,

и с Хаосом и с Богом ты един –

и всюду мрак, и всюду знак Господний.

Знамением, вдруг, вспыхнут у лица

два Ангела – начала и конца.

                В СОБОРЕ

 

Пост — в соборе смиренья печать.

В темноте, дух лампад ощущая,

я молюсь, и мерцает свеча,

Богородицы лик освещая.

Словно дым, шевелится у ног

мрак, как ночью на пахоте пахарь,

лишь колеблется белым пятном,

серебром шитый крест у монаха.

В черной ризе монах молодой –

ниц  лицом и, как будто бы рея,

проплывает, мерцая звездой,

крест с рубином, в руке архиерея.

Меж старушек – восторженный лик,

лишь свеча и монах между нами,

упокойный читающий лист,

с отошедшими в быль именами.

О, какой плотоядный огонь,

страсти жажда, призыва и страха –

видно в маске девицы благой

искушал дьявол мысли монаха.

Не подняв головы, скрылся в темь,

преисполненный важностью дела,

а она, будто силясь взлететь,

в след ему все смотрела, смотрела…

И, вот так, с изночалья Земли –

страсть, порок и Любовь вместе ходят…

Рядом был Богородицы лик,

как они были чем-то похожи.

 

                      *  *  *

 

В непостижимость, в вечную дорогу

врасти стремленьем с головы до пят,

людское бытие осознано лишь Богом –

пророчащий отвергнут и  распят.

Не доказать мятежными словами,

не вымолить смиреньем и постом –

все разрешится вечным основаньем,

где каждому и нечто и – ничто.

Песок и твердь, просторы душ и лица –

изведай всё и, пересиля страх…

преставиться – как щедро расплатиться

за то, что одарен был жизнью прах.

И восходя бессмертною Душою,

в мерцающий космический ларец,

впитаешь тайну, разрушая шоры,

что мир един и Хаос в нем Творец.

ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЯ

 

Время стирает итоги,

значит к началу мой путь,

и на последней дороге

просит Святых помянуть…

Запад багрянит полоской,

месяц для взгляда – капкан,

простыню плоского лоска

стелет в овраге туман.

Небо, на траву роняя,

студит ступни мне роса.

путь мой, к Тебе охраняя,

в душу глядят небеса.

Пахнет овсами и медом,

блажь –  по дороге босым.

Я из славянского рода –

блудный, но все-таки сын.

Бухнусь в потемках на камень,

ветром – Твой перст в волосах –

«Боже, дай папа и мама

царство Твое в небесах».

              ДОГАДКА

 

Расскажу слезами на ветру,

напишу дыханьем на снегу –

не могу без этих вечных рук,

не меня зовущих, не могу.

И восславит и ославит люд,

и в знамена и растопчет в пыль –

отчего ж так сердцем я люблю

эту  мне приснившуюся быль.

Зыбкий разум, что в себе таит,

память Бога, или ком  земли,

почему в глазах моих стоит,

никогда не явленный мне лик?

И любовь Его в моей крови,

потому и догадаться смог,

видно от отеческой любви

и лепил меня из глины Бог.

Блудный, я и явью, и во сне

болью и тоской Его обвит –

по тому что,

Он нуждаешься во мне,

по тому что,

Он нуждаешься в любви!

Благодарю за внимание и с уважением, Потапов И.